Немецкая Аргентина.


Немецкий U-boаt.

27 июля 1945 года Рикардо Монтеро, агент (рядовой) полиции города Некочеа, что расположен в восьмидесяти километрах к югу от Мар дель Платы, находился в своём доме, отдыхая после дежурства. В шесть часов вечера к нему на велосипеде приехал капрал.
- Монтеро, комиссар приказал всем срочно прибыть в комиссарию (отдел внутренних дел), – объявил он и поехал дальше.
К семи часам вечера в комиссарии Некочеи собрался весь личный состав. Комиссар (начальник отдела внутренних дел) Луис Марьотти объявил:
- Поступила информация от местных жителей, что в трёх километрах южнее города они видели подводную лодку серого цвета. Она находилась на поверхности. Есть предположения, что стояла на якоре. Субмарина немецкая. Я уверен, что готовится высадка на берег. Приказываю срочно начать прочёсывание местности в этом районе.
Была уже глубокая ночь, когда полицейские увидели световые сигналы, подававшиеся с моря в сторону берега. С пустынного пляжа кто-то отвечал.
- Азбука Морзе! – прошептал Монтеро своим напарникам по поисковой группе.
Через двадцать минут они задержали мужчину лет сорока, который подавал световые знаки большим фонарём. При выяснении его личности оказалось, что это был аргентинец немецкого происхождения, поселившийся в Некочее несколько лет назад. Это человек вёл скромный образ жизни. Собирал на берегу ракушки, коряги и делал из них сувениры, которые продавал затем приезжим.
После долгого допроса в комиссарии задержанный, наконец, признался, что общался с немецкой подводной лодкой, получившей повреждение.
Ранним утром 28 июля к месту, где накануне производился обмен световыми сигналами, прибыл лично комиссар Марьотти с шестью полицейскими. Среди них находился и рядовой Монтеро (спустя много лет он станет единственным, кто расскажет об этих странных событиях).
Ровный песчаный пляж был разворочен. Ямы от колёс буксовавших машин, следы обуви десятков людей... Марьотти принялся внимательно всё рассматривать, вслух высказывая свои соображения:
- Смотрите! Ящики волокли. Тяжёлые, очевидно, были. Смотри, какой след от них глубокий. Почти траншея! А здесь вот их поднимали на грузовики. Видите? А грузовиков было около десятка, я думаю. Вот здесь один застрял в песке... Его толкали.... А вот и кусок доски от ящика!
- Все за мной! – вдруг приказал комиссар.
Марьотти со своими подчинёнными шли по грунтовой дороге. Все видели, что многочисленные грузовики совсем недавно оставили здесь глубокую колею. Вскоре подошли к эстансии «Моромар». Её хозяевами были немцы, имевшие тесные контакты с аргентинскими политиками и промышленниками. Миновали настежь открытые ворота и углубились в глубь эстансии. Прошли километра два и увидели высокого старика, стоящего посередине дороги.
- Вы кто такие и что здесь делаете? – угрожающе спросил он по-испански с сильным акцентом.
- Я начальник полиции Некочеи Луис Марьотти. Мы преследуем преступников, незаконно высадившихся на побережье, – объяснил комиссар.
- Здесь преступников нет! – отрезал старик.
- Но следы гружёных грузовиков от берега ведут прямо сюда, – начиная раздражаться, сказал Марьотти.
- Это частное владение. Убирайтесь прочь, – потребовал хозяин эстансии.
- Согласно закону, я имею право входить... - начал было объяснять комиссар.
- Без разрешения судьи, которого у вас естественно нет, вы не имеете никакого права нарушать частную собственность! – грубо оборвал его старик.
- За мной ! – дал команду Марьотти полицейским.
Но не успели они сделать и двух шагов, как за спиной хозяина «Моромара» появились четыре высоких блондина в серой униформе без погон. В руках у них были автоматы.
Полицейские в нерешительности остановились.
- Ещё шаг - и мои ребята стреляют на поражение, – предупредил старик.
- Возвращаемся в Никочею! – приказал комиссар своим подчинённым.

Из своего кабинета Марьотти связался с начальником полиции провинции Буэнос-Айрес и доложил тому о происшедшем.
- Жди моих указаний! Я сейчас тебе перезвоню, – пообещал начальник полиции провинции.
Прошёл час. Второй... Марьотти, нервничая, курил одну сигарету за другой, не отрывая взгляда от телефона...
Наконец, раздался звонок. Комиссар рывком поднял трубку и услышал раздражённый голос начальника полиции провинции Буэнос-Айрес:
- Марьотти, вместо того, чтобы поддерживать порядок на улицах Некочеи, ты незаконно врываешься в частные владения...
- Господин Генеральный комиссар, я же преследовал... - хотел оправдаться ошеломлённый услышанным Марьотти.
- Не перебивай меня! Сегодня ты со своими бестолковыми подчинёнными совершил тяжкое уголовное преступление: нарушил права частной собственности. С тобой я позже буду разбираться. А сейчас слушай мой приказ:
1. Задержанного немца, который занимается в Некочее кустарным промыслом, освободить немедленно! Оснований для его задержания я не вижу. Обязательно извинитесь перед ним!
2. Всё, что ты и твои подчинённые видели сегодня на берегу, – забыть! Никогда и ни при каких обстоятельствах никому об этом не рассказывать!
3. Полиция должна заниматься своей непосредственной работой! Вот и займись!
Тебе ясно, Марьотти?
- Так точно, господин Генеральный комиссар! – ответил ошеломлённый Марьотти .
- От точного выполнения этого приказа зависит твоя дальнейшая карьера, – вместо прощания добавил начальник полиции провинции Буэнос-Айрес и положил трубку.

Марьотти немедленно собрал всех полицейских комиссарии Некочеи и очень жёстко предупредил их:
- Недавняя история, связанная с немецкой подводной лодкой, с которой была произведена высадка людей в нашем районе, всем вам попросту приснилась! Кто не согласен - будет уволен без права пенсии! Кто будет разговаривать на эту тему – сядет в тюрьму! Вопросы?
Вопросов не было!
Это что, статья из желтой прессы?
Или сказка ложь, да в ней намек?
Как понимаю в Аргентине исторически сильное немецкое лобби.
Воспоминание одного из немногих свидетелей "высадки" с подолдок в Аргентине. Немцы всегда были сильны в Аргентине, особенно это было хорош видно после кражи Эйхмана, когда всю аргентинскую группу логистики Моссада тихо кончили.
А где можно почитать про последствия акции Моссада?