Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

Аргентинский Навальный.

Из истории Аргентины.

1968 год. 3 ноября, аккурат 50 лет назад состоялась первая за полтора века и последняя дуэль в истории страны.

Страна жила в условиях военной диктатуры, но газеты и журналы иногда всё же как-то исхитрялись шалить. Несмотря на штрафы и задержания журналистов под разными предлогами.

А был такая газетка, малоизвестная, но вьедливая, называлась Autonоmia. Язвительно и тонко прохаживалась по правящей военной хунте, благо пока ещё в стране журналистов не стреляли (и уже не стреляли тоже).

И вот редакционная статья газеты вдруг рассказывает о Бенигно Вареле, члена хунты, мол мошенник, дачу правительственную приватизировал, квартиры детям купил, непонятно на какие деньги. В общем, всё, как у людей. Адмиралу, конечно, статья, как серпом по уху. Ну, тут он зовёт своих корешей — другого адмирала и одного доктора, и говорит — Други мои разлюбезные, назначаю вас секундантами! Те согласны.

Секунданты отправляют в редакцию Autonomia, где являются в кабинет главного редактора Йоливана Биглиери (Yoliván Biglieri) и с порога кричат оба:

А ну-ка, ты, агент госдеповский, настал твой смертный час! (Не шутка! Хунта цапалась с США сильно, хотя половина личных средств элиты в американских банках и хранилась). Тебя наш славный адмирал вызывает на дуэль, и он тебя размажет, понял, да?

А главред, вместо того, чтоб испугаться, плечами пожимает и говорит так спокойно: - Согласен, ну, и как вызываемый на дуэль, выбираю оружие — дискуссию по телевидению!

Секунданты ошалели, но делать нечего, вернулись, доложили шефу. И вот тут тот повёл себя, надо признать, достойно. Отвечает: - На дискуссию согласен! В присутствии журналистов, открытую и без цензуры!

Можно шляпу снять, вообще-то. Но он добавляет: - Но это не дуэль между двумя лицами. Это дискуссия, от которой я, адмирал, не имею права отлынивать, согласен. Однако вызов на дуэль она не отменяет!

И вновь посылает секундантов журналисту. Может, в надежде запугать того, а может и нет. Кто знает. А оказалось, журналист Баглиери в юности занимался фехтованием. Ах так, говорит, дуэль взаправдашная нужна? Будет вам дуэль. И даёт согласие на сражение на саблях!

И вот 3 ноября противники сходятся на пустыре за городом. Сначала секунданты закон изучили и установили, что тот дуэли не запрещает.

Ранним утром, в присутствии секундантов (по двое с каждой стороны) и двух врачей дуэлянты сходятся. Кто-то из них (а возможно и оба) уведомляют прессу. На пустыре появляются местные журналисты и даже репортёры из New York Times и BBC. Не говоря о представителях всех местных крупных газет и журналов.

Противники раздеваются до пояса, берут в руки сабли и начинают битву!
Через несколько минут на поле появляется полицейский патруль, но секунданты (среди них два адвоката) заверяют, что нарушений закона нет.

Бой продолжается полчаса, после чего секунданты останавливают схватку по требованию врачей, так как оба дуэлянта получили ранения средней тяжести, кровь хлещет из ран, честь оба противника защитили.

Адмирал Варела публично признаёт, что журналист проявил храбрость и показал себя мужественно. Журналист публично признаёт, что адмирал повёл себя, как мужчина. Оба избегают в заявлениях упоминаний о коррупции и мошенничестве, об агентах госдепа и вражеской лапе.

Адмирал в следующем году выходит в отставку и отправляется послом Аргентины в Бельгию. Умер в 1996 году. Биглиери скончался в 2003 году, улица в Ланусе носит его имя.

Снимке, фото из Нью-Йорк Таймс, снятое на месте дуэли.

Перевод не мой, фото отсюда.

Collapse )

Аргентина потопила китайское судно.

Аргентина потопила китайский рыболовный сейнер который вел нелегальный лов в ее территориальных водах, экипаж был спасен, проводятся оперативные действия по индетификации членов команды.


https://www.youtube.com/watch?v=QjW3Eyc7Fog

Немецкая Аргентина.


Немецкий U-boаt.

27 июля 1945 года Рикардо Монтеро, агент (рядовой) полиции города Некочеа, что расположен в восьмидесяти километрах к югу от Мар дель Платы, находился в своём доме, отдыхая после дежурства. В шесть часов вечера к нему на велосипеде приехал капрал.
- Монтеро, комиссар приказал всем срочно прибыть в комиссарию (отдел внутренних дел), – объявил он и поехал дальше.
К семи часам вечера в комиссарии Некочеи собрался весь личный состав. Комиссар (начальник отдела внутренних дел) Луис Марьотти объявил:
- Поступила информация от местных жителей, что в трёх километрах южнее города они видели подводную лодку серого цвета. Она находилась на поверхности. Есть предположения, что стояла на якоре. Субмарина немецкая. Я уверен, что готовится высадка на берег. Приказываю срочно начать прочёсывание местности в этом районе.
Была уже глубокая ночь, когда полицейские увидели световые сигналы, подававшиеся с моря в сторону берега. С пустынного пляжа кто-то отвечал.
- Азбука Морзе! – прошептал Монтеро своим напарникам по поисковой группе.
Через двадцать минут они задержали мужчину лет сорока, который подавал световые знаки большим фонарём. При выяснении его личности оказалось, что это был аргентинец немецкого происхождения, поселившийся в Некочее несколько лет назад. Это человек вёл скромный образ жизни. Собирал на берегу ракушки, коряги и делал из них сувениры, которые продавал затем приезжим.
После долгого допроса в комиссарии задержанный, наконец, признался, что общался с немецкой подводной лодкой, получившей повреждение.
Ранним утром 28 июля к месту, где накануне производился обмен световыми сигналами, прибыл лично комиссар Марьотти с шестью полицейскими. Среди них находился и рядовой Монтеро (спустя много лет он станет единственным, кто расскажет об этих странных событиях).
Ровный песчаный пляж был разворочен. Ямы от колёс буксовавших машин, следы обуви десятков людей... Марьотти принялся внимательно всё рассматривать, вслух высказывая свои соображения:
- Смотрите! Ящики волокли. Тяжёлые, очевидно, были. Смотри, какой след от них глубокий. Почти траншея! А здесь вот их поднимали на грузовики. Видите? А грузовиков было около десятка, я думаю. Вот здесь один застрял в песке... Его толкали.... А вот и кусок доски от ящика!
- Все за мной! – вдруг приказал комиссар.
Марьотти со своими подчинёнными шли по грунтовой дороге. Все видели, что многочисленные грузовики совсем недавно оставили здесь глубокую колею. Вскоре подошли к эстансии «Моромар». Её хозяевами были немцы, имевшие тесные контакты с аргентинскими политиками и промышленниками. Миновали настежь открытые ворота и углубились в глубь эстансии. Прошли километра два и увидели высокого старика, стоящего посередине дороги.
- Вы кто такие и что здесь делаете? – угрожающе спросил он по-испански с сильным акцентом.
- Я начальник полиции Некочеи Луис Марьотти. Мы преследуем преступников, незаконно высадившихся на побережье, – объяснил комиссар.
- Здесь преступников нет! – отрезал старик.
- Но следы гружёных грузовиков от берега ведут прямо сюда, – начиная раздражаться, сказал Марьотти.
- Это частное владение. Убирайтесь прочь, – потребовал хозяин эстансии.
- Согласно закону, я имею право входить... - начал было объяснять комиссар.
- Без разрешения судьи, которого у вас естественно нет, вы не имеете никакого права нарушать частную собственность! – грубо оборвал его старик.
- За мной ! – дал команду Марьотти полицейским.
Но не успели они сделать и двух шагов, как за спиной хозяина «Моромара» появились четыре высоких блондина в серой униформе без погон. В руках у них были автоматы.
Полицейские в нерешительности остановились.
- Ещё шаг - и мои ребята стреляют на поражение, – предупредил старик.
- Возвращаемся в Никочею! – приказал комиссар своим подчинённым.

Из своего кабинета Марьотти связался с начальником полиции провинции Буэнос-Айрес и доложил тому о происшедшем.
- Жди моих указаний! Я сейчас тебе перезвоню, – пообещал начальник полиции провинции.
Прошёл час. Второй... Марьотти, нервничая, курил одну сигарету за другой, не отрывая взгляда от телефона...
Наконец, раздался звонок. Комиссар рывком поднял трубку и услышал раздражённый голос начальника полиции провинции Буэнос-Айрес:
- Марьотти, вместо того, чтобы поддерживать порядок на улицах Некочеи, ты незаконно врываешься в частные владения...
- Господин Генеральный комиссар, я же преследовал... - хотел оправдаться ошеломлённый услышанным Марьотти.
- Не перебивай меня! Сегодня ты со своими бестолковыми подчинёнными совершил тяжкое уголовное преступление: нарушил права частной собственности. С тобой я позже буду разбираться. А сейчас слушай мой приказ:
1. Задержанного немца, который занимается в Некочее кустарным промыслом, освободить немедленно! Оснований для его задержания я не вижу. Обязательно извинитесь перед ним!
2. Всё, что ты и твои подчинённые видели сегодня на берегу, – забыть! Никогда и ни при каких обстоятельствах никому об этом не рассказывать!
3. Полиция должна заниматься своей непосредственной работой! Вот и займись!
Тебе ясно, Марьотти?
- Так точно, господин Генеральный комиссар! – ответил ошеломлённый Марьотти .
- От точного выполнения этого приказа зависит твоя дальнейшая карьера, – вместо прощания добавил начальник полиции провинции Буэнос-Айрес и положил трубку.

Марьотти немедленно собрал всех полицейских комиссарии Некочеи и очень жёстко предупредил их:
- Недавняя история, связанная с немецкой подводной лодкой, с которой была произведена высадка людей в нашем районе, всем вам попросту приснилась! Кто не согласен - будет уволен без права пенсии! Кто будет разговаривать на эту тему – сядет в тюрьму! Вопросы?
Вопросов не было!